4711 116th St. SW, Mukilteo, WA 98275


Молитва


О, Боже! О, Боже, Тебя я молю!
Приди поскорее, Тебя я прошу.
Ты видишь, упал я, себя возлюбя,
Нет силы подняться из грязи греха.

О, Боже! О, Боже, Тебя я зову!
Чуть-чуть поднимаюсь и снова тону…
Как жить мне? Что делать? Куда мне идти?
И где же мне счастие в жизни найти?

Порой вспоминаю я годы былые:
Казалось мне, жизнь – это свет и добро.
И детской молитвы желанья простые
Сбывались. И счастье потоком текло.

Да, было то время, когда я молился,
И Господу славу слагал я в стихах,
И песни я пел, и к Писанью стремился –
Однажды всё это рассыпалось в прах.

Причин было много: смущенье и страх,
Что годы идут, ну а я, как монах,
Ни сею, ни жну, ни в паях, ни в делах,
Лишь тешусь надеждой пожить в небесах.

Сначала одно отвлекло от служенья –
Хотел я машину, подправить именье,
Чтоб выглядел я современно, прилично.
И жизнь свою начал я строить практично.

Я вскоре молиться и петь позабыл,
Общением с Господом не дорожил.
Работал в три пота и всласть отдыхал,
И Божье Писанье уже не читал.

“Прочту его завтра, коль буду я добрый.
Сегодня я занят, а завтра свободный” –
Вот так говорил я в житейские дни,
Себе оправданье пытаясь найти.

Порой всё ж хотелось к Иисусу прийти,
Как жертву угодную, жизнь принести.
Но снова и снова слова искушенья
Давили меня, вызывая затменье:

«Эй, друг, посмотри на людей, их дела.
Ты думаешь, в ад им дорога одна?
Ну чем же ты лучше? Смирись и забудь.
Устроится жизнь и твоя как-нибудь».

Вокруг только грех и обман управляют.
И люди любовь каждый день распинают.
Но где воздаянье? Расплаты не вижу!
И стал подходить я к обрыву всё ближе.

И стал я грешить, и стал забавляться,
Себя возвышать, над другими смеяться.
Но время бежало, а счастья не видно,
И стало душе моей скверно и стыдно.

Я стал на колени, пытался молиться…
“Чего же ты молишься, друг мой? Забыться
Хотел ты. И я посылал тебе хлеб и забавы” –
Услышал я снова тот голос лукавый.

“Имел ты их много. И что ж результат –
Опять вопишь к Богу? Негоже так, брат!
Зачем я годами тебе угождал,
Чтоб ты вновь в молитве к Иисусу взывал?

Что ж дружбою нашею не дорожишь?
Куда от лица моего ты бежишь?
Так значит, я был лишь твоим заблужденьем?
Ну что же, послушай моё откровенье:

Веками я сеял лишь горе вокруг.
Чтоб люди не знали кто враг им, кто друг,
Из лести и лжи плету сеть бесконечно,
Любимых, родных разлучаю навечно.

С тобою свой трюк провернул я успешно:
Стал жить ты позорно, бессмысленно, грешно.
Молись – не молись – от тебя не уйду,
Весёлой компанией будем в аду!”.

Мне страшно так стало, мой дух замирает:
Ведь бездна пустая меня ожидает!
О, Боже, прости и направь на путь правый!
Меня ослепил и увлёк враг лукавый!

Упал, осквернился, в словах согрешал,
Чрез зависть и злобу друзей растерял.
И, гордость свою напоказ выставляя,
Я ближнего, брата терзал, унижая.

О, Боже, прости! Вновь прими и помилуй!
Хочу лишь Тебе я служить до могилы!
Храни от блужданий на жизни пути,
В Отчизну Святую даруй мне войти!

Когда я молился в слезах раскаянья,
Небесной Любви я увидел сиянье,
И голос Отцовский сказал мне так нежно:
«Прощаю тебя Я, Мой сын безутешный.

Ко Мне ты всегда и во всём обращайся,
В мир, радость и святость Мою облачайся.
Любовью тебя возлюбил бесконечной,
И лучшим Я Другом тебе буду вечно».

Друзья, с той поры прошло время немало,
Но в сердце горит Любви Божьей начало.
Лишь Ей укрепляюсь, Ей движим, живу.
И радостно дни я теперь провожу.

А если встречается тяжесть в пути,
Я знаю, где мне утешенье найти:
К Нему я стремлюсь и к Нему я лечу,
Без Бога на свете я жить не хочу!

Тимофей Карпенко